«Порочная» правоприменительная практика по статьям 198, 199, 199.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

Федеральным законом № 383-ФЗ, «О внесении изменений в часть первую НК РФ и отдельные законодательные акты РФ», с января 2010 года внесены изменения в НК РФ, УК РФ и УПК РФ.
К числу целей данного, тогда ещё законопроекта, авторы относили возможность привлечения к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений только при наличии установившего факт нарушения решения налогового органа, вступившего в силу.
Сейчас, по прошествии почти года, можно смело утверждать, что цели, продекларированные авторами законопроекта, не достигнуты, и в настоящее время складывается «порочная» правоприменительная практика, противоречащая позиции законодателя, нашедшей свое отражение в Федеральном законе № 383-ФЗ.

На данный момент решение вопроса о возбуждении уголовного дела за уклонение от уплаты налогов, органы следствия никак не связывают с наличием или отсутствием решения налогового органа.
В случае отсутствия решения налогового органа, лицу, привлекаемому к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов, всего лишь, разъясняют право быть освобожденным от уголовной ответственности, в случае уплаты сумм недоимки, пени и штрафа, установленных решением налогового органа.
Если налогоплательщик изъявляет желание воспользоваться данным правом, ему также разъясняют право инициировать налоговую проверку в его организации.
В среде моих коллег бытует мнение о том, что в случае отмены решения налогового органа, возбужденное уголовное дело по уклонению от уплаты налогов, незамедлительно прекращается.
Несомненно. Так должно быть. Однако, на практике не все так просто.
С подачи следственных органов процесс прекращения уголовного дела, в случае отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом, как правило, выглядит довольно комично.
Невзирая на факт отмены решения налогового органа, налогоплательщик должен уплатить суммы недоимки, пени и штрафа, установленные отмененным решением, после чего уголовное дело будет прекращено, а налогоплательщик сможет попытаться вернуть «ошибочно» уплаченные в бюджет суммы недоимки, пени и штрафа.
Скажете незаконная, неоправданная, да и просто глупая схема? Согласен. Но она работает.
Если же решение налогового органа отменено решением Арбитражного суда, то уголовное дело скорее всего подлежит прекращению.
Московские суды пока не решаются «обойти» требования статьи 90 УПК РФ в новой редакции, согласно которой, «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки…»
Хотя и здесь встречаются интересные исключения.
Особого внимания заслуживает судебная практика формирующаяся в Вологодской области, где в нарушение требований статьи 90 УПК РФ вынесен обвинительный приговор в отношении предпринимателя Ю. при имеющемся решении Арбитражного суда Вологодской области о признании незаконным решения налогового органа о привлечении Ю. к налоговой ответственности.
Судебная коллегия Вологодского областного суда, оставляя обвинительный приговор без изменения, указала, что «решения арбитражных судов не имеют преюдициального значения, поскольку по уголовному делу доказывание производится по правилам уголовного судопроизводства.
Кроме того, необходимо понимать, что решения арбитражных судов могут быть вынесены в связи с нарушением налоговым органом процессуальных сроков, несоблюдения процедурных вопросов, т.е. по формальным основаниям, и поэтому не умоляют значения акта налоговой проверки».
Недавно, участвуя в суде по аналогичному делу об уклонении от уплаты налогов с организации, при наличии отмененного решения налогового органа, в беседе с прокурором, представлявшем государственное обвинение, я поинтересовался: «Можете ли вы назвать норму закона, на которой основывается ваша позиция относительно отказа в прекращении уголовного дела?».
В ответ, без малейшего смущения прозвучало: «Такой нормы нет! Но есть правоприменительная практика и позиция руководства».
Как говорится, комментарии излишни.