Уголовная ответственность юридических лиц — подарок предпринимателям для улучшения бизнес-климата

Законодательные инициативы, несущие все большие угрозы для бизнес-сообщества в предстоящем году, оказываются незамеченными на фоне ежедневной суеты, волнений по поводу курсов валют и международных разногласий.
Сергей Романов, управляющий партнер АБ «Романов и партнеры»

На фоне ежедневной суеты, волнений по поводу курсов валют и международных разногласий, оказываются недооцененными, а то и вовсе незамеченными, законодательные инициативы, несущие все большие угрозы для бизнес-сообщества в предстоящем году. Нет, нельзя конечно сказать, что информация о них скрывается, что о них никто не знает и их никто не обсуждает — знают, обсуждают, но, даже зная и обсуждая, многие недостаточно ясно осознают таящиеся риски.

Речь идет о законопроекте, внесенном в государственную Думу в сентябре 2014 года и скоропостижно принятом в первом чтении (98,9% голосов) — No 599584-6 — сулящем скорое внесение изменений в статью 199 Уголовного кодекса РФ, предусматривающую уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов и сборов с организаций.

На первый взгляд суть изменений соответствует последним трендам законодателя — деофшоризация, борьба с «однодневками», расширение полномочий следственных органов, ужесточение санкций и введение дополнительных механизмов борьбы с недобросовестными налогоплательщиками.

Так, если сейчас норма содержит две части, предусматривающие ответственность за уклонение в крупном и особо крупном размере, то в предлагаемой редакции планируется ввести часть третью, предусматривающую ответственность за уклонение (I) организованной группой лиц, (II) с использованием фирм «однодневок» и (III) сопряженное с сокрытием или искажением информации в отношении контролируемых иностранных организаций или контролируемых сделок.

К слову сказать, увеличения максимального наказания при этом не предлагается — как и ныне до 6 лет лишения свободы, однако, для квалификации действий налогоплательщика по части третьей с перспективой наказания в 6 лет, будет достаточно уклонения всего лишь в крупном размере.

Кроме того, обращает на себя внимание доселе неизвестная законодательству формулировка «организованная группа лиц».

Будет ли она тождественна «организованной группе» или обзаведется собственным определением — вопрос.

Но это все прелюдия, основное действо разыгрывается ниже, там, куда опускается взгляд не каждого юриста, неговоря уже о субъекте, далеком от юриспруденции.

Примечания к статье, вот где прячутся главные новогодние подарки.

Законопроектом предлагается обогатить норму примечанием за номером три, предусматривающим возможность, внимание, конфискации орудий, оборудования и иных средств совершения преступления, принадлежащих юридическим лицам, в том числе и банковским организациям, используемых в целях пособничества в уклонении от уплаты налогов, если учредители (участники) или исполнительные органы этих юридических лиц знали или должны были знать об использовании возможностей и имущества этих юридических лиц для совершения преступления.

Что это? А это, господа, весьма занятная интерпретация, некогда наделавшей много шума из ничего, давней мечты руководства Следственного комитета РФ о введении уголовной ответственности для юридических лиц, незаметно сбывающаяся прямо на наших глазах.

Дело в том, что сутью инициативы введения уголовной ответственности для юридических лиц всегда была возможность конфискации имущества юридического лица в наказание за совершенное преступление его владельцем либо руководством с ведома владельца. Данная инициатива, множество раз ненаходившая поддержку и понимание законодателя, по каким-то причинам одобрена, хотя и воплощается в неполном виде.

Для понимания масштаба бедствия, предлагаю обратить внимание на, поражающие уровнем свободы, формулировки: «орудий, оборудования и иных средств совершения преступления»; «знали или должны были знать» и задаться вопросом, что, в понимании следователей Следственного комитета, может подпасть под определение иных средств совершения преступления и как же они будут устанавливать, что учредители должны были знать о совершаемом преступлении?

Лично я далек от мысли, что целью данного Законопроекта является массовая конфискация ручек Montblanc и дорогостоящих ноутбуков, а за фразу «нужно еще доказать, что вы должны были знать» я бы аннулировал диплом о высшем юридическом образовании.

Чего ожидать? Хороший вопрос. Однозначно можно лишь сказать — пополнения бюджета.

Источник: Деловой еженедельник «На стол руководителю»